Рассылка 'Территория здоровья'

Теория эфира и сознание Вселенной как источник здоровья

Когда Эйнштейн написал формулу e=mc², он, возможно, и совершил великое открытие (хотя есть мнение, что это было не совсем его заслугой), но при этом он опустошил Вселенную, отменив понятие эфира, эту некую мистическую субстанцию, природу которой мало кто понимал, но позволявшую моделировать процессы взаимодействия вселенских сил и процессов более уверенно и основательно. Эфир был основой, «третьим элементом», без которого модель Вселенной стала выглядеть довольно скудно и сиротливо. В ней остались только материя и энергия. Но этой парочке явно не достаёт чего-то ещё. Мистическая природа непонятного эфира была хорошим дополнением, уравновешивавшим представления о том, как устроено наше вселенское бытие. Однако именно мистицизм и загадочность эфира не давали покоя разуму, не способному иметь дело с мистическими явлениями. Он их либо рационализирует (например пытаясь химизировать аромат волшебный розы), либо упраздняет (например, отменяя душу как нерационализируемый параметр).

И отменив эфир, он по сути ознаменовал окончательную победу рассудочного над таинственным и провозгласил победу рационализма, в расчётливый век которого мы все дружно и вкатились, валом атеистических побед и прагматических решений. И теперь пожинаем плоды своей ограниченной модели мироздания, упразднившей всё, что не рассчитывалось и не служило материальным выгодам и смыслам человечества, утратившего тормоза в своём безудержном стремлении навязывать себя Миру, Жизни и Творению.

Но рационализация Жизни, осуществляемая такими крайними методами, никогда не приносила ничего хорошего, поскольку разум весьма ограничен в своих возможностях. И главный его недостаток — он в принципе не в состоянии иметь дело с неведомым и непознанным. Его сфера приложения — упорядочивать известное, то, что мы уже восприняли и узнали. Попробуйте подумать о неизвестном. Невозможно. Думать можно только о том, что знаешь.

Мысль — это всегда отражение известного, воспринятого прежде каким-то иным образом. Но как можно думать о том, чего нет в опыте восприятия. Всё то, что не мыслится, просто не существует — таков вывод разума. И он по своему прав. В особенности, когда делит мир на то, что есть, и то, чего нет. Декартовское «я мыслю, значит я существую» — сослужило медвежью услугу, привязав нас железной цепью доказательной логики к известному. Но будучи инструментом манипулирования известным, разум не может быть инструментом познания. Поскольку по определению познание — это постижение нового, неведомого доселе, того, чего ещё не было в нашем предыдущем опыте. Само пограничное состояние между ведомым и неведомым убивает весь смысл рационализации бытия. В самый момент перехода.

И в то же время так случается, что мы всё время (или хотя бы время от времени) получаем порцию неведомого и только потом начинаем её рационализировать, то есть встраивать в картину известного, дополняя и расширяя её, хотя чаще всего запрещая к использованию (автоматически), если это самое новое слишком выбивается из привычного и знакомого. Допусти мы его, придётся весьма сильно перестраивать картину известного — а это так хлопотно и затратно, что проще сделать вид, что попавшаяся нам частичка неведомого вещь случайная и потому необязательная. Мы её, как случайные осколки, подметём и в мусорную корзину энтропии выкинем — вот ещё возиться со всякой мелочью! И без неё неплохо жилось. А она нам всю картину портит.

И какую картину! Картину мироздания, которую мы потом и кровью писали-выстраивали. И потому у нас со временем накапливается довольно много неудобных фактов, не вписывающихся в рамки. Мы всё чаще отводим от них глаза, стараясь не замечать. Постепенно вырабатывается ловкая привычка не замечать всего, что нам не подходит. А такая привычка ведёт к узости и ограниченности восприятия — если всё время зашориваться от фактов, сами факты начнут раздражать. Нам проще будет перестать их выискивать, чем возиться с ними.

Мы и зашориваемся. А вскорости и вовсе теряем интерес к познанию их, и начинаем отстаивать только то, что соорудили. Торя себе тропу на кладбище смыслов Вселенной. Косному и негибкому только там и место, в компостной переработке — глядишь космическая микрофлора извлечёт из них что-то полезное — лишнего-то не бывает, авось кому-то пригодится в изменённом виде. Как бы широка и основательна не была наша постройка, она не может никогда сравниться с Океаном Неведомого, рядом с которым наша «совершенная» постройка — не более чем песчинка букашки, приклеившей её себе на спинку и тянущей усердно по своей букашечной тропке.

Но человек не сводим к разуму.

(Продолжение следует)

Не сочтите за труд поделиться понравившимися материалами:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Узнай первым о новых публикациях

Лента новостей:
Щебечем здесь:
Яндекс.Метрика
Besucherzahler meet and chat with beautiful russian girls
счетчик посещений
Учимся сотрудничеству с Землёй
praktikum zemledeltsa
Яндекс.Метрика